Мы всегда много путешествовали. Теперь, когда у нас есть маленькие сын и дочка, мы продолжаем это делать. Вместе. И самое длинное из этих путешествий - путешествие к ним.

Физкультура в школе. Автономный класс: что мы хотим от физкультуры для своих детей?

Я всегда любила спорт. Не могу сказать, что у меня к нему какие-то особые способности. Скорее нет. Может быть "свой спорт" я так и не нашла. Но я с удовольствием занималась в детстве акробатикой, в студенчестве - единоборствами, всегда, когда была возможность, плаванием. Пробовала разное, даже немного прыгала с парашютом. Мне очень нравится ездить на велосипеде и просто много ходить. Каждый этап жизни давал возможность позаниматься чем-то новым, чем-то другим. Многие виды попробовать не удалось, но я не закрываю такой возможности.  Без ориентации на результат. Без стремления к соревнованиям. Ради движения, ради радости от того, что что-то получается, что не получалось раньше, ради ощущения жизни в теле. Удивительно, но когда у меня появились дети, их физическое развитие я ставила во главу угла больше, чем интеллектуальное (может просто каждый стремится взять то, чего ему не хватает). Поэтому у нас дома и на даче появились спорткомплексы, позднее даже ставшие бизнесом нашей семьи. Дети лазили практически с рождения, про них было снято несколько фильмов и много рассказано в этой связи.  С обоими детьми мы с рождения занимались плаванием, оба растут в настоящих джунглях, оба рано осваивают все виды транспорта, имеющие колеса, - самокат, беговел, велосипед. Казалось бы: какая тут физкультура в школе? Акстись! Можно и без нее прожить. Но на самом деле ценность данного предмета мы безусловно признаем. Как и бесполезность и бессмысленность ее реального воплощения в 90% случаев. Но вот, дочь пошла в школу, и было бы прикольно понять эту сущность и как то задействовать в свою пользу. Ведь класс то автономный и мы можем на содержание этого предмета повлиять. Вот только как? Про это я и собираюсь подумать здесь.

Что в физкультуре не нравилось

Опыт моих школьных физкультур, несмотря на почти постоянные занятия в параллель тем или иным спортом, был крайне отрицательный. Помню, как постоянно болела в 6 классе (я уже тогда научилась аутогенными методами вызывать у себя 37,2-37,4 ради больничного) только ради того, чтобы получить освобождение от физкультуры на 2 недели после болезни. Чем можно было довести в общем-то ловкого и подвижного ребенка так, чтобы до дрожи в коленках не хотелось на физкультуру идти? Хотелось бы знать. Наверное, буквально всем.  Доставала форма, я стеснялась ходить в спортивных трусах, а тогда не любили, когда дети ходят на урок в спортивных штанах. Доставала атмосфера школьных раздевалок, очень странных и не то, чтобы не удобных, но как-то не вполне уединенных. Доставало построение по росту, когда из года в год, хоть солнце упади на Землю, я все равно буду последняя. Доставали нормативы, хотя некоторые из них давались легко (мне ничего не стоило, например, залезть по канату до потолка), но некоторые требовались, а им никто не учил (например, подтягивание). Доставала необходимость стоять в очереди, чтобы сделать свой заветный (плохой) прыжок в длину, не дотягивающий до очередного норматива. Больше всего в жизни доставали лыжи. Тогда я думала, что если что-то надо возненавидеть всей душой, достаточно просто сделать это предметом физкультуры. Мы жили в Мурманске и иногда ходили с родителями на лыжах в тундру по выходным. Это было здорово и я это очень любила. Они чесали вперед, я шла за ними в своем темпе, глазела и рассматривала все вокруг: солнце, снег (у нас это развлечение февраля-марта, когда солнце уже возвращается после Полярной ночи), если нет ветра, то лыжники раздевались до футболок. Тундра вокруг, деловитые лыжники, обгоняющие на лыжне ребенка. Но началась физкультура в школе и я возненавидела лыжи (возможно навсегда): нас выгоняли на стадион, нужно было пройти 5-7 кругов вокруг. Бессмысленно и тупо. Технике нас не учили, но ее требовали, как и скорость. У меня ее, понятное дело, не было. Также сильно я ненавидела кроссы, да кто их любил. Почему то мало кто из детей любил и умел бегать. Странно. До школы же любили и умели. Куда это ушло? В общем, когда начинались бег и лыжи у меня был один выход - болеть. Групповые виды спорта не приносили облегчения, играть в них никто не учил (не было подводящих упражнений), тем у кого просто получалось, было хорошо, остальным - плохо. Все изменилось, когда в 8 классе началось плаванье: вот это было круто! Вели плаванье инструктора из бассейна, а не школьные учителя. Они тоже мало давали технику и мало обращали на нас внимание, но они были явно вне системы и на плавании мне нравилось абсолютно все, даже запах бассейна. Нас худо-бедно научили плавать кролем и дышать под воду. Дальше пошли нормативы, но их мало кто сдавал и на всех смотрели лояльно. А атмосфера большого бассейна в холодном Мурманске была праздником, тем более, если везло, то бассейн попадал на третью четверть, вместо лыж. В общем, за десять лет бассейн был лучшим, что мне встретилось на физкультуре. И единственным полезным. От остального был скорее вред. Это субъективный опыт. И моя задача в отношении детей была хотя бы помочь им пережить эту жуть без вреда, если уж не избавить их от подобных физкультур. Дочь пошла в школу и уже в первый месяц возникли вопросы, но мы попытаемся их разрешить.

Размышления про построение класса по росту

Я было и забыла какая это замечательная вещь: построение класса по росту. Живу вот уже много лет после школы и больше этого в моей жизни нету. Конечно, в обычной школе от построения по росту не скоро еще уйдут, там они существуют не только на физкультуре, но и на любой линейке. Хотя мне верится, что если уже задумались в мире о прекращении дискриминации женщин, пожилых людей и даже детей, то кому-нибудь когда-нибудь придет в голову, что существует дискриминация по росту. Что ощущает тот, кого все время ставят последним? Неловкость. Как минимум, он теряет к происходящему интерес. Бежит он по кругу за всеми, даже если способен нормально бегать, в середине строя всегда есть те, кто отстает, и ему передается этот "отсталый" ритм. Задания выполняет тоже последним (учитель и не смотрит как прыгают и скачут эти малявки, все равно это не рекорд). В пары и команды его распределяют по остаточному принципу. Даже если он занимается чем-то на стороне и там уважаем, здесь он Никто и Нигде. Так всегда, если не вздумаешь как-то исключительно выпендриться. Я не думала, что мне это было как-то больно (не думала, а просто болела). Конечно, мне на физкультуре было особенно неловко перед теми ребятами, которым я хотела бы нравиться. В классе я была уважаема, у меня были свои "козыри", я была Человек. Здесь - Никто. Вот этого наверное и добивались те, кто придумал ставить людей в строй и формировать из них линейки.

Вспомнила я это неожиданно, когда в один из сентябрьских дней забирала дочь из школы (всего несколько первых уроков прошло, это же первый класс): "Что Забава, понравилось сегодня учиться?"  "Не знаю." "Почему?" "Была физкультура и я опять была последней. Я не хочу снова туда. Ребята смеются, что я маленького роста".  До физкультуры ее никто особо не дразнил. Это не было значимо раньше, друзьям просто не приходило в голову дразнить друг друга из-за роста, буквально несколько таких вынужденных построений на физкультуре и сразу были расставлены все точки над i (самое смешное, что дразнят обычно не самые высокие, а как раз те, кто на шаг-два выше тебя, ведь они ближе к середине).  "Мама, может быть я вырасту до следующего понедельника, чтобы стать хотя бы второй с конца?". Я испытала шок: "Ого, как быстро это произошло!" Стойте! Но мы же в автономном классе, мы еще можем что-то изменить!  Вообще откуда взялась эта система, это уравнивание людей линейками? Из армии или из зоны? Из лагеря? Нам-то это зачем? Почему бы не выбрать другой принцип построения? Ведь есть десяток других принципов, чтобы в разные дни первыми и последними оказывались не одни и те же? Чтобы не формировалось связок, где крутизна, а где отстой. Эту логику можно поменять. Зачем? Чтобы каждый, кто пришел сюда учиться бегать или прыгать, мог испытать комфорт.

Что в физкультуре нравилось

Конечно, даже плохой опыт школьной физкультуры оставил не только негативный след. Были интересные вещи. Это была возможность попробовать что-то новое, когда вводился новый предмет (легкая атлетика, плавание, лыжи, групповые виды спорта). Может это было увечно в своем исполнении, но задумка была крута и по чередованию видов, и по чередованию сезонных активностей. Завораживало специальное оборудование, его было немного, но в разных школах оно было разным и атмосфера спортивного зала, конечно, была интересной. У нас были высокие шведские стенки и канаты, где-то были теннисные столы, где-то интересные рукоходы на улицах. В ту эпоху, когда детям разрешалось гулять на школьных дворах и многие секции ютились вечерами в школьных спортивных залах, дети знали все школы своего района: где какой исключительный турник или рукоход. Помню трапецевидный рукоход в из одной из школ моего детства, который мы проходили десятки раз, до кровавых мозолей на руках, вперед-назад, через ступеньку, на скорость, вверх и вниз (там был ровный участок, скат и подъем). Когда руки уже отказывались служить, мы забирались на него сверху, особый шик был пройти его ногами как по ступеням. Каждый из нас стремился пойти на такой риск. Конечно, это было на каникулах, а не на уроках, кто бы говорил. Удивительно, что я не подтягивалась (просто никто не научил), потому что по рукоходу я гоняла туда-сюда. Перекладины у того рукохода были частными и нормальными по охвату, около 32 мм, не 40 мм, как это делают сейчас. Он представлял бы сложность и для взрослого спортсмена, но дети в средней школе считали своим долгом его покорить.  До сих пор, уже делая спорткомплексы на заказ, я мечтаю где-нибудь построить такой рукоход. Это сложно, ведь мы сейчас делаем их большей частью из дерева, а тот был сделан из крашенного железа. Металл ухватистый, по нему легче руками ходить. И ведь были люди, кто делал такой инвентарь для обычных школ!  

Физкультура в автономном классе. Чего хотелось бы?

Итак, задумавшись о школьной физкультуре и вспомнив некоторые "за" и "против", мы пришли к выводу, что физкультура имеет потенциал. И чтобы раскрывать и развивать возможности ребенка, и чтобы его увечить (замыкать, вызывать отторжение, способствовать дискриминации и подтравливанию в классе).  То есть это сильное воздействие, влияющее и на класс, и на каждого в отдельности. В этой связи хотелось бы по крайней мере сформулировать свои идеалы, представления о том, чтобы это могло быть в лучшем случае.

1. Игры по правилам. С закатом дворовой и дачной жизни детей и переходом их на дистанционные формы общения и обучения, можно наблюдать, как упрощаются и сходят на нет сложные дворовые игры, которые были в расцвете во времена без компьютерных игр и интернета. Сейчас во дворах можно встретить совсем простые игры почти без сюжета, вроде пряток и догонялок. Даже прятки родители уже не поощряют и не любят, ведь сейчас не принято выпускать ребенка из-под визуального контроля. К моменту, когда он дорастает до возраста средней школы и родители готовы отпускать его одного на улицу, он как правило на эту улицу уже не хочет. Зачем? Чтобы общаться есть телефон или планшет.  Дети не знают игр, разорваны механизмы их передачи. Большие компании для игры, например, в "Казаки-разбойники" по району, не собираются. Многие игры, в которые дети играли поколениями (в том числе с инвентарем, типа резиночек, скакалочек, классиков, вышибалы и т.д.) на улицах больше не встретишь.

Если учитель будет учить детей новым играм (конечно же подвижным) и организовывать процесс так, чтобы и слабым, и сильным находилась адекватная игровая роль, он сделает огромную вклад и для класса, и для детей, и для передачи детских традиций. Мы, наблюдая как на переменках и на прогулке после школы дети подхватывают новые игры, переданные им учителем или узнанные друг от друга, видим как происходит рассвет групповой игры в нашем классе уже в первые месяцы его жизни. Есть дети, кому принятие ролей дается сложно. Кто-то отказывается быть водой. Кто-то хочет играть по своим правилам и не по каким другим. А ведь это базовые социальные навыки не только в детском, но и во взрослом рабочем коллективе. В игре происходит диагностика и коррекция этих навыков одновременно. И вот, спустя всего два месяца, кто-то, кто раньше не играл, начинает играть, а тот, кто играл только на своих правилах и категорически отказывался быть водой, уже бегает за другими. И это отличный результат.

2. Командные игры. Психологи делят людей на "коллективистов" и "индивидуалов". Часто говорят: "не умеет работать в команде", "команда не сыграна", "играет в одни ворота", "вся команда играет на него" и так далее. Кто-то предпочитает индивидуальные виды спорта (может, чтобы выиграть одному, а может чтобы никого не подводить?), а кто-то командные.  Но люди такими не рождаются. Они такими становятся. И на это тоже можно аккуратно влиять. Как ни странно, командные виды спорта нужнее всего именно тем, кому они даются хуже всего. В этом парадокс. Если человек неловкий или неумелый, его не хотят брать к себе в команду (есть такой жестокий способ набирать команду:  два лидера берут себе по одному человеку, следующие опять по одному и так далее до состояния, когда остаются последние, которых и брать то никто не захотел и всем это становится отчаянно очевидно). Но именно этому человеку, если бы он смог найти себе роль и вписаться, команда была бы нужней всего. В общем, было бы здорово, если бы дети учились играть в команде. Что значит учились? Это значит, что аккуратненько, через подводящие упражнения, через деликатное разбиение на команды (в идеале каждый раз разные и максимально разнообразные), через формирование подводящих навыков (что толку давать человеку мяч, если он не умеет по нему бить),  через включение всех отстающих в игру так, чтобы они не знали, что они отстающие и переставали ими быть, можно обучить и научить людей не только командной игре. Можно помочь им освоить разные роли в коллективе (нападающего, подающего, защитника, наставника, капитана и других), научить взаимной поддержке и взаимопомощи, научить болеть не только за себя, но и за других, научить радоваться общему делу. Но можно и навредить. Ведь толстый, но умный человек, в интеллектуальной активности будет уважаем. А здесь он может стать изгоем. Как найти баланс? Доброта учителя может спасти.  Она подтолкнет к поиску альтернатив. Альтернатив построению по росту. Альтернатив разбиению на одни и те же пары. Альтернатив набора себе людей в команды по принципам, не оставляющим шансов неуклюжим детям или изгоям. Альтернатив моделям поведения, закрепляющим неравенство и заставляющих детей друг друга дразнить.

3. Физиологичное падение. В хорошем случае ребенок растет, имея возможность свободно двигаться и бегать. Извините за аналогию: как собаку нужно спускать с поводка в парке, так и у ребенка должно быть время и место, когда его физические действия никто пошагово не контролирует. На практике это означает либо периоды дачной жизни, либо жизни в деревне, либо выезд в такие зоны города и (тем более) мегаполиса, где внимание родителей к тому, расшибется ли он, сведено к минимуму. Где нет угрожающих жизни машин, например. Мы уже говорили и писали о подготовке к безопасному лазанью, настаивали, что эта подготовка начинается с периода ползанья, в частности, малышу важно позволять научиться падать, когда он учится ходить (и когда его тело максимально к этим падениям приспособлено) и потом, он будет учиться падать дальше, постепенно увеличивая свои скорости. Он учится падать в прыжках и беге, учится в первых опытах лазанья. Учится, садясь на беговел или велосипед. И если беречь его чрезмерно от активностей, чреватых падением (не бегай - упадешь, не лезь - расшибешься, не скачи - подскользнешься, не суй туда руку - обожжешься, не лезь в воду - утонешь, не ходи по бордюру - свалишься, не снимай кофту - простудишься), то он перестает дифференцировать потенциально опасные ситуации и начинает либо чрезмерно избегать нового двигательного опыта, либо "идти в отрыв", хаотично и буйно бунтуя, когда ему удается вырваться из-под опеки. То и другое действительно чревато травмами, постепенное наращивание осознанного телесного опыта - нет.  

Что такое физиологичное падение? Это падение, позволяющее максимально сохранить свое тело. Оно в меру расслаблено, использует перекаты и группировку, избегает прямого повреждения частей тела, которые могут привести к серьезным травмам или необратимым последствиям. При физиологичном падении, например, человек сгруппируется и НЕ завалится плашмя на спину, запрокинув голову и стукнувшись затылком. При падении с высоты он вывернется в воздухе, чтобы приземлиться на бок, а не на спину. Падая вперед, он выставит руки или подвернется боком и сохранит лицо. Как правило, он сбережет даже колени (коленные суставы сложно восстанавливаются).  Он не думает об этом, это невозможно. У него сформированы эффективные автоматизмы для сохранения собственного тела в момент падения. Нарабатываются они прижизненно в раннем детстве.   Так вот, почти любой ребенок в 1-1,5 года, пока него не взяли за капюшон или на поводок, или не связали жесткой сцепкой за руку, физиологично падать умеет. Как правило (если его не приучили вскриками), он даже не сильно плачет при падении (в отличие от 2-х летки). Почти любой цивилизованный неспортивный взрослый физиологично падать не умеет. Почему? Чрезмерной опекой и излишними ограничениями ему не дали сформировать это умение.  Физиологичное падение наработать или вернуть человеку можно, есть целительские практики, специально настроенные на это.  Но гораздо проще вернуть его в детстве, пока тело еще (относительно) пластично и гибко. Почему мы заговорили об этом в контексте физкультуры? Потому что на нее приходят, в частности, дети, которых до 7 лет водили на прогулках за руку. Которые не имели возможности или энергии "уходить в отрыв". Которые привыкли к двигательному диапазону, режиму и ограничениям, исходящим от взрослых (иногда пенсионного возраста). Такой ребенок, например, не будет пытаться перелезть через забор или повисеть на высокой перекладине, он не полезет купаться в речку или фонтан, не будет измерять лужу и, конечно, не станет вприпрыжку нестись с горки. Может ему оно и не надо сразу. Ведь "размораживать" такого ребенка нужно постепенно. И по идее, дав интересные подводящие упражнения для восстановления навыков физиологичного падения, это можно сделать продуктивнее. Что это даст? Это снизит риск травм на всю последующую жизнь.  

4. Расширение репертуара движений. Так же постепенно можно наработать те ключевые движения, которые по каким-либо причинам отсутствовали в опыте. Некоторые из них чрезвычайно адаптивны. Грамотный бег, грамотные приседания, грамотное поднятие тяжестей, грамотная осанка, наконец. Понятно, что что бы браться за коррекционные задачи, двигательный репертуар педагога должен быть исключительным. Ведь движения иногда требуется показать или, по крайней мере, обратить внимание, если в чем-то есть перекосы и попробовать организовать условия, в которых ребенок "подхватит" новую модель, если ее не было в опыте. Но ведь в классе есть дети, у которых что-то хорошо получается. Так что вопрос скорей в организации таких условий, где передача двигательного опыта произойдет сама по себе. И создании безопасной (условно безопасной) среды. И, мотивирование, конечно. Каким образом это возможно? Опять возвращаемся к совместной игре. Здесь нужно отличать два режима наработки новых движений: произвольный и непроизвольный. В непроизвольном ребенок неосознанно зеркалит новое движение и постепенно оно закрепляется, давая ему новую двигательную форму. Произвольный предполагает сознательное решение задачи. В самом простом виде учитель показывает модель: "Делай как я", встает перед строем и показывает наклоны, приседания, махи или что-то другое.

И, если понаблюдать за такими упражнениями, всегда видно, что есть дети, которые просто не могут некоторые движения повторить. Понятно, что у некоторых не хватает координации или растяжки. Но некоторые просто не могут сделать как показано. Путают лево и право, добавляют какие-то лишние ужимки, просто делают что-то совершенно свое. Если физиологически движение доступно (ребенок физически здоров), но человек не может повторить его, то речь идет о необходимости построения или восстановления нейронных связей для того, чтобы мозг справился с простым движением, выполняемым по образцу. Грубо говоря, когда-то нервной системой была получена травма (она не в руке и не в ноге) и от каких-то движений человек отказался, искусственно заузив свой двигательный диапазон. Наблюдая, как раз за разом дети начинают лучше и лучше повторять движения за учителем, мы по сути наблюдаем процесс восстановления нейронных связей. Это в идеале, если учитель сам относительно здоров. Зачем я тут все это пишу? Да потому что оправдываю прежде всего перед собой занятия, которые в детстве были для меня пыткой и не приносили удовольствия. Тому были причины, но все-таки в них было здоровое зерно. И как сделать так, чтобы радость от этих занятий сохранить, не исповедимо. Но по всей видимости, ключ находится либо в харизме учителя, либо в хорошей методике, либо в игре. Любой из этих проводников способен нужный опыт до ребенка донести, при условии дружелюбной и безопасной обстановки в классе.    

5. И вот тут я возложу на своего идеального физрука немыслимую для массового сознания роль - экспертную. Я сделаю смелое допущение, что нет не спортивных людей. Есть люди, которые во время не сумели найти для себя подходящий спорт. Я пришла к этому выводу, наблюдая 70-ти летних бабушек, ныряющих с аквалангом, и толстых 40-летних мужиков, прыгающих с парашютом или управляющих яхтами, я уж не говорю об инклюзивных людях, участвующих в параолимпийских играх, честь им и хвала. То есть возрастных и конституционных пределов практически нет. Почему же наши нескладные или неспортивные школьники не находят для себя подходящий спорт? Вопрос не интересный. Да потому! Потому что не было подходящей компании, подходящего тренера, просто не было подходящей спортивной секции в районе или в городе, а на самом деле не было от кого получить необходимый импульс. Не произошло необходимой в жизни Встречи. Или произошла, но ее не оценили, не заметили, не помогли.  А спорт (сейчас их так много таких разных, таких невероятных, в том числе очень новых и очень старых) достаточно емкий, чтобы вместить диапазон различных физиологических и конституционных типов. Почему бы не признать за (хорошим и неравнодушным) физруком функцию насмотренности. Сказать: "Ну, он видел разных детей, видел разных тренеров (своего города), видел, как из ничего вырастают чемпионы и как чемпионы сдуваются как мыльные пузыри". Почему бы не подсказать этому конкретному ребенку и (или) его родителям в какую ему секцию и к какому тренеру (в данном конкретном городе) можно пойти, чтобы он не сидел вечно на скамейке запасных и развил именно те навыки и умения, которых именно ему в жизни так отчаянно не хватает. Понятно, что в 50% случаев (а может и больше) они не прислушаются. Но ведь будут те, кто услышит. А что ему решать за них? Его дело - сказать, что есть шанс и подсказать куда идти.

6. Еще одна возможная функция физкультуры, дать попробовать ребенку себя в разных видах спорта. Это могут быть сезонные, регионально специфические или наоборот, редкие виды физической активности или спорта. Детей можно вывезти классом поездить на лошадях. Можно сводить в поход и дать им основы ориентирования. Можно сводить на балет и предложить освоить азы хореографии. Можно сводить на скалодром и мотивировать на силовую подготовку, необходимую для горнолазной секции. Можно плавать научить, в конце концов, если речь идет о морском и речном городе (я имею в ввиду научить в бассейне). Смотрите как интересно, здесь мы подходим к модели физкультуры в советской школе. Там же было как? В первой четверти - легкая атлетика на улице, во второй - игровые виды в зале, в третьей - лыжи, в четвертой - плаванье. Плюс специализация школ: все знали, если в какой-то школе в качестве физрука появлялся сильный тренер. Показали на уроке волейбол. Понравилось? Хотите играть? Каждый вечер тренировки. И стекаются на них те, кому хочется играть с соседских школ всего района.  Разве не идеал? Этому бы идеалу немного гуманности на практике. А так-то интересная была модель.

7. Здесь, конечно, возникает вопрос о роли личности в истории. Зачастую дети выбирают вид и увлекаются чем-то не потому, что им нравится предмет, а потому, что им нравится Учитель (Тренер). Очень крутая книга на эту тему "Мальчик со шпагой" Владислава Крапивина, там рассказ о фехтовальном клубе и про то, как учитель сформировал увлеченный отряд детей за несколько месяцев. Конечно, здорово, если физкультура исходит от интересного человека. Если у него есть что за душой. Если с ним можно сходить в поход, услышать его жизненную позицию, поговорить о жизни. Такой человек может зажечь спортом (и не только) на всю жизнь.

8. И все-таки у спорта (в отличие от физкультуры) есть принципиальное ограничение. Как правило он сугубо соревнователен. Нам бы хотелось  другой обстановки на уроке. Не той, где всегда главным является "Быстрее. Выше. Сильнее", а той, где расширяется зона телесного комфорта, подвижности и даже телесных контактов. То есть по жанру в поиске идеальной для занятий модели мы уходим от модели соревнований и приближаемся к модели телесного тренинга.

В нем наработано огромное количество замечательных упражнений и форм. Например, "броуновское движение", когда люди двигаются по площадке хаотично как атомы или молекулы, и "сталкиваясь" меняют траекторию движений в любую сторону. Образованные при остановке такого движения пары и тройки будут случайны. За ними не будет истории сравнения по дискриминирующим признакам, дружбы или вражды. Это просто опыт контактов и взаимодействий и он таким образом нарабатывается. Другая подходящая форма из телесного тренинга - упражнения на отзеркаливание в парах. Когда один из партнеров ведет, а другой повторяет его движения, а потом меняются ролями. Много в телесных тренингах упражнений, направленных на распараллеливание внимания, когда человек, например, поем опорным голосом и при этом выполняет броуновское движение. Движение отвлекает его от голоса и голос становится менее контролируемым, более "природным" (восстанавливается).  Подобные формы организации занятия для телесных тренингов можно перечислять десятками. И они были бы хороши в занятиях с детьми. Я не имею в виду совсем убрать соревнования, в них есть энергетика, заряд, "бензин". Я имею в виду держать баланс между соревнованиями и заданиями, где не важно кто выше и кто быстрей.

Подводя итоги вышесказанному хочу сказать, что я не жду от своего идеального учителя выполнения всех этих свойств, это не мыслимо. Хватило бы хотя бы чего-то из них, при наличии заинтересованности в результате и Доброты к детям, а также видении своего результата не в исполнении нормативов. Конечно, результатом физкультуры являются довольные и здоровые дети, дети, которым созданы условия, чтобы они восстановили или наработали двигательный опыт, получили вкус к движению. Результатом физкультуры может быть сплоченный класс, играющий в подвижные игры на переменах или собирающийся вместе, чтобы сходить в поход или поиграть в волейбол.   Результатом может быть один конкретно взятый ребенок, который нашел для себя хорошую секцию, вместо того, чтобы возненавидеть спорт на всю жизнь, считая себя к нему абсолютно не способным. Но есть еще один группо-динамический эффект занятий. Здоровый ребенок подобен батарейке: движение его заряжает, а сидение неподвижно - разряжает. И нужно постоянно пополнять этот заряд, чтобы ребенок выдержал неподвижность обычных уроков. Дети не зря носятся на переменах так, что приводят в ужас многих родителей. В этом смысле физкультура позволяет направить энергию, окультуривает ее. И вместо травматизма появляется физиологически правильное падение, вместо драк - соревнования, спарринги, турниры,  вместо разрушительной активности - игра.  

Ссылки

  1. "Крепыш": спорткомплексы Скрипалева и закаливание (архивные съемки)
  2. Спорткомплексы Скрипалевых-Павловых. Методология.
  3. Детская самооборона. Женская самооборона. Телесные тренинги.
  4. Владислав Крапивин. "Мальчик со шпагой".

Индивидуальные консультации

По вопросам взаимоотношений в семье, психологического состояния детей и мамы, психологического сопровождения беременности, практик осознанного и естественного родительства.

  1. +7 (926) 617-06-03 6170603@gmail.com (Лена) Москва, Геленджик
  2. +7 (916) 293-89-94 2938994@gmail.com (Саша) Москва