Мы всегда много путешествовали. Теперь, когда у нас есть маленькие сын и дочка, мы продолжаем это делать. Вместе. И самое длинное из этих путешествий - путешествие к ним.

Лето на даче с новорожденной дочкой (2013)

Вводные:
Наша Забава родилась дома, в Москве, в конце июня 2013. То лето было жарким, в Москве стояла температура около 30-ти градусов, а в дни ее рождения - и того жарче. В то время мы жили на метро Дмитровской, гулять там особо было негде (дворы перекрыты, дом зажат между железнодорожными путями и проспектом). И мы решили выехать на дачу как можно скорей. Вот что из этого получилось.

Впечатления

Коллапс жизни на Дмитровской

Первые десять дней мы провели с Забавой дома, входили в мир и набирались сил. Выехали только разок оформить Свидетельство о рождении в Тверской ЗАГС. На 10-тый день я начала выходить из дома. Мы купили (зачем то) коляску, но ребенок весил 3 кг, а коляска 7 или 10 и я не понимала, зачем тащить коляску на улицу, если ребенок весит как пушинка. Мы остановили свой выбор на простом трикотажном тонюсеньком желтом слинге, который и стал для нас любимым в эти первые дни. Я мотала в слинг голую Забаву на голое тело и слинг получался у меня вместо майки. Вместе с юбкой это составляло "прогулочный комплект" достаточный в 30-ти градусную жару. Так аккуратненько мы начали выходить на улицу. Сначала до Сашиной работы (15 минут по улице Новодмитровской), потом чуть дальше, вдоль железнодорожных путей до ближайшего сквера. Люди на улицах оглядывались, глядя на точащие из слинга кроходные ножки очевидно новорожденного младенца (я мотала слинг не пряча ножки внутрь, так как чувствовала, что Забаве слишком жарко там). Обычно детей кладут в коляски и их совсем не видно, поэтому ножки ребенка непривычно смотрелись в эти дни. Убрать их внутрь и лишить Забаву единственной вентиляции я не могла себе позволить, ведь на улице стояла страшная жара.

Мне нравилось, что со слингом я начала снова нормально ходить (до родов ходить я могла недолго с большими перерывами для отдыха). На третий день после родов ко мне вернулся дородовый вес и я ощущала неимоверную легкость, имея всего лишь крохотного ребенка даже не на руках (руки свободны), а на себе. Через 10-ть дней таких прогулок я набрала сил, но гулять от метро Дмитровской без машины было некуда. Все прогулки упирались в шоссе или железнодорожные пути. В общем, мы собрали нехитрые пожитки - пеленки, несколько распашонок, тазик для высаживания, да средство для стирки, сели на машину и отправились в путь.

Ванна на даче. Подарок моих родителей

Дачи своей у нас в то время не было. Дача была у моих родителей и я провела у них май, ожидая рождения Забавы и расчищая дом от старых вещей, накопившихся у наших семей. Сейчас, в середине июля, родителям наш приезд казался преждевременным. Позднее они поняли как тесно и душно было нам в городе в эти дни. После рождения Забавы родители спросили меня, что нам подарить. Я попросила установить на их даче ванну. Небольшую, 100 сантиметровую. И поставить ее на высокую подставку, чтобы не нагибаться, когда купаешь малыша.

Вышло очень хорошо. 50-ти литрового водонагревателя хватало, чтобы наливать всю ванну. А в ней можно было и Забаву искупать и вдвоем посидеть, чтобы она научилась в воде расслабляться (это было проще сделать, сидя в ванне вдвоем). Так что дача у нас была с удобствами. Очень уж не хотелось начатое дома ежедневное купание прерывать. Но самым большим "подарком" моих родителей было то, что моя мама (бабушка Забавы) жила с нами. Конечно, она очень выручила нас в эти месяцы. Я могла сосредоточиться на ребенке, а она подстраховывала по быту. И вместе с тем, Забава прожила эти первые месяцы на наших с мамой руках. Это лучший подарок, который у меня был.

Высаживание

Про высаживание можно спеть отдельную песню. Высаживать мы начали где-то с 4-ого дня. И мне было очень стыдно за первых четыре. Дело в том, что когда Забава ерзала и кряхтела в первые ночи, то я пыталась ее припеленать, думая, что может ей "мешают ручки". От глупости, что свои ручки и ножки могут ребенку мешать, я избавлялась довольно быстро, обнаруживая ее через несколько минут пописавши. Я меняла подстилку или пеленку, а что можно взять ребенка в руки и поддержать над тазом догадалась не сразу.

Во-первых, помогло чтение замечательной книжки "Жизнь без подгузников". Во-вторых, на акушерском осмотре меня удивила акушерка: "А что не высаживаешь?" "Как можно высадить, если голову ребенок не держит?" - недоумевала я. "А зачем ему держать голову?" - и акушерка ловко показала мне несколько возможных поз. Позы мы освоили быстро (см. ниже). Я представила себе, если бы я ночью пыталась кряхтеть, что хочу в туалет, а меня бы от этого пеленали в пеленки... Короче, правда стало стыдно. С тех пор, на всякий случай при беспокойстве ребенка я предлагала ему "туалет" (и обычно не зря).

С сигналами, тем не менее, я разбиралась медленно. Но простой принцип "до и после еды", "до и после сна" и "до и после прогулки" покрыл основные моменты, когда маленький человек может хотеть в туалет. Стирки у нас было достаточно (когда я не успевала), но Забава никогда так и не узнала как это "мокро от пеленок" или "жарко от подгузников", так что я решила, что игра стоит свеч. Так у нас и повелось. Позднее, в более прохладные дни, высаживание привело к довольно забавной "форме одежды". Нам были неудобны большинство одежек, отданных нам родственниками и подругами, они так и пролежали не использованными или были отданы другим за ненадобностью нам. Например, нам не годились ни комбинезоны, ни боди, горячо любимые теми, кто предпочитает подгузники. Никогда не успеешь стянуть их с ребенка, если нужно быстро расположить его над раковиной, травой или тазиком. А уж если промахнулись, то менять надо целый комбинезон, а не только низ, как в случае комбинации "отдельный низ - отдельный верх". По этой же причине для высаживания абсолютно не подходят многоразовые подгузники (типа Дисаны).

Ребенок намотан красиво как самурай, это да. Но стоит попробовать это быстро размотать, если надо высадить его для пописа или покака. Не успеешь. Многоразовый подгузник рассчитан на то, что пописал - поменяли. То есть на реагирование, а не предупреждение. А это увеличивает лишнюю стирку и не позволяет тренироваться в понимании сигналов (объединяющих ребенка и мать, в них то и есть суть высаживания). Нам это не подошло. Немного использовали их позже, когда Забава поползла, чтобы нежной попой пол не вытирать, но это сильно позже, после 6-ти месяцев, тогда и пописы стали уже более редки. Так что пока Забава не ползала, смысла в многоразовых подгузниках было нуль. Желательно, чтобы на высаживаемом ребенке были одеты очень просто снимающиеся штанишки или трусы (трусы такого размера сложно раздобыть - это еще то приключение, мы их смогли купить только ближе к году - в Турции и Беларуси). А еще более желательно, чтобы вообще ничего. Поскольку такой маленький ребенок еще вообще не ползает, задача решалась элементарно. Хлопково-каучуковый коврик-непромокайка под голую попу (их надо было иметь штуки три, так как они долго сохнут после стирки, но на одну ночь хватало одного). Его можно было сложить пополам, перевернуть или использовать другую сторону при "промахах". Я спала с дочерью, поэтому прекрасно знаю, что такой коврик не жаркий, на нем спать комфортно даже в жару.

А идеальная одежка, если она нужна, попу вообще не прикрывала. Гетров и распашонки было достаточно. Это в прохладный день, а в теплый можно без гетров и без распашонки. Также в слинг, если идем гулять. Гетры и пинетки (носки) греют торчащие ножки. Наверху шапочка или без шапочки, если тепло на улице. Остальное тело в слинге можно оставлять голым, так как греет мама и слинг. Если на улице холодно, то на маму можно одеть сверху кофту или куртку (поверх слинга). И всем тепло. И мама точно знает, что ребенку тепло (кожа к коже). И если надо высадить из слинга - быстро достали, пописали и аккуратно засунули в слинг опять.

Это конечно звучит замечательно: "быстро". Можно на скорость намотать слинг за 2-3 минуты. Чаще получается подольше - на "одеть-раздеть" нужно минут пять. Но факт остается фактом: никто особо не успевал замерзать. Есть и хитрые намотки, позволяющие высадить голого ребенка прямо в слинге (оттопырить слинг на попе). Если не успели размотать и слинг промок, вернуться домой можно было "сухими" просто перемотав слинг со сдвигом 50 см, чтобы мокрое место на ребенка не попало. А дома всегда был запасной слинг. При этом ребенок на высаживании (привыкший, что его сигналы замечают) не очень то любит писать в слинг. А какать - тем более. Считанные разы мне приходилось стирать слинг от покака, обычно это было связано не с покаком как таковым, а с "мокрым" попуком, когда немного слинг запачкало. Или с тем, что не додержали, когда высаживали, а покак шел "многозарядный". В общем, ко всему этому привыкаешь с опытом, есть маленькие хитрости. Стирка была, но была и стиральная машина, так что все это не очень напрягало нас.

Есть еще один нюанс. Если ребенок на 100% грудной (ни припоя, ни прикорма), то писули у него почти не пахнут, а какашечки пахнут чем-то похожим на лесной мох. То есть не противно. В это время приятнее "тренироваться", чем в период после начала прикорма, когда и то, и другое пахнет уже весьма ощутимей и ближе к запахам взрослых людей. А попис грудничка, если "промахиваешься", иногда можно просто высушить (если нет возможности постирать слинг, например). Не пахнет он потом. Но это, конечно, в отдельных случаях, обычно можно и постирать.

Совместный сон

С рождения мы стали практиковать совместный сон. Решение это было "подготовлено" и моими детскими воспоминаниями (как приятно прижаться к маме), и рассказами опытных матерей, и акушерок, и "правильными" книжками для домашнего чтения. Но на самом деле, это было решение, принятое раз и навсегда, когда яркий опыт взаимодействия с каким-то явлением становится определяющим. Во взрослом возрасте я в первые услышала "идеологию" совместного сна от подруги, которая родила первую дочку лет на 8-мь раньше меня. Приехав к ней в гости, я увидела детскую кроватку, заваленную горами пеленок (явно не используемую по назначению). "Кроватка?", - сказала подруга - "Только деньги зря потратили... Смотри, я ночью кормлю несколько раз. Мы спим с дочкой. Только она хмыкнула, я к ней поворачиваюсь, выдаю титю, потом над тазиком держу даже не просыпаясь, и спокойно сплю дальше. Я люблю нормально поспать. Представляешь, если бы она спала отдельно? Она бы успела заплакать, мне бы пришлось к ней встать, сидеть с ней где-то в кресле посреди ночи, не дай Бог еще идти на кухню готовить смесь (ужас, проснешься же!), потом еще долго ее укачивать. Потом полчаса-час, обалдев от всего этого, пытаться уснуть. И через пару часов все это по кругу повторять. Я что, ненормальная?" Глядя на свежую и явно хорошо "выспатую" подругу и ее явно довольную жизнью дочь я "пометила себе галочкой" в сознании. Этот вопрос был решенный.

Что и как я читала

Я почти не читала книжек о младенцах до рождения дочери. Точнее, у меня есть психологическое образование и я прошла несколько курсов, связанных с возрастной психологией и психологией развития и когда-то читала много подобных книг. Но спустя много лет все, что я испытывала в отношении академической психологии в связи с беременностью, материнством и младенчеством - это чувство недоумения (а иногда даже ярость). Академическая наука очень упрощенно оценивает этот возраст, может быть эта "аллергия на психологию" и останавливала меня от чтения. Но за месяц до рождения Забавы родители пожаловались, что моя сестра (родившая на полтора месяца раньше меня) отказывается делать своему ребенку прививки. Родители спросили мой совет и мнение. Я начала читать. Сначала про прививки. У меня достаточно академической подготовки, чтобы поднять результаты исследований. Поскольку я была очень беременна, то эти результаты я восприняла эмоционально. Читала и плакала. Читала родителям вслух и слезы текли у нас всех. Я не буду поднимать вопросы прививок здесь, тут им не место. Просто после них я стала читать другие хорошие книжки о младенчестве. Их оказалось много. Мир не ограничен академической психологией. Есть педагоги-гуманисты (вроде Корчака), есть артропологи (вроде Ледлофф), есть в конце концов гуманисты-врачи (вроде Мендельсона) и опытные родители (вроде Ингрид Бауэр или супругов Сирсов). Да есть и психологи, перешедшие черту банальности (вроде Ньюфелда и Матэ). За первый год жизни Забавы я прочитала множество интересных книг о младенчестве и детстве. Первые и наиболее важные из них прочитала тут, на даче. Когда начинаешь "раскручивать" этот клубок, то появляются новые и новые авторы. Только спустя несколько лет я набралась, наконец, смелости погрузиться в практику наших Никитиных. Мои отзывы на эти и некоторые другие, понравившиеся мне, книги можно прочитать по ссылке выше. Когда же я нашла время столько читать? Все очень просто. Я же кормила грудью. Очень много, например на ночной сон минут по 30-40 каждый день, а также несколько раз в течение дня. И пока я не могла сама уснуть в моих руках оказывалась "правильная" книжка (иногда с экрана телефона, иногда бумажная). Поскольку в этот момент (с ребенком на груди) мне казалось не правильным читать беллетристику или детективчик, а времени была уйма, то я быстро продвигалась вперед. К моменту выезда с дачи я уже была в курсе всех программных текстов о естественном родительстве.

Слингоношение

Если бы меня попросили назвать 2 современных вещи, облегчивших естественное родительство неопытным родителям в сотню раз, я бы выбрала трикотажный слинг и упомянутый выше непромокаемый хлопково-каучуковый коврик. Про коврик все, наверное, уже понятно. Про слинг же скажу несколько ласковых слов. Некоторые женщины знают, что в первые месяцы после родов немножко "скучаешь по животику". Все-таки поздний срок беременности (если он ничем не отягощен), явление в нашей жизни совершенно уникальное. Большой ребенок, которого чувствуешь внутри себя, общается. Он может не только пнуть ножкой. Он может дать понять, нравится ему то, что делает мама, или не нравится. Рождение создает разделение, которое остро ощущается не только ребенком (про это много рассказывают психоаналитики всех мастей), но и матерью. Если намотать ребенка в слинг в первые недели и носить на себе - это как будто возвращает туда, где мы были едины. Особенно если носишь ребенка кожа к коже, то есть голышом (для фото мы специально одевались, чтобы можно это было показывать другим). Для мамы - это песня окситоцина, радость материнства, прилив молока и все такое прочее замечательное. Для ребенка - контакт, покой и безмятежность. А вот для папы? Что это для папы?

Ведь это самый классный способ пережить ощущения, похожие на лучший опыт поздней беременности из возможных. Конечно, чтобы усилить контакт, ребенка надо мотать кожа к коже. Но мощное папино тело слинг не облегает так как майка, окружающим будет видно, если под слингом ничего нет. Мы нашли способ - просто прорезали круглую дырку в майке на отцовской груди (у папы ребенок лежит именно на груди, а не на на всем корпусе, как у мам небольшого роста, вроде меня). Ребенок получился кожа к коже, а для окружающих мужчина под слингом вроде одет. Ощущения у Саши были настолько крутые, что мы всегда немножко как бы спорили (хоть даже и не вслух) кто понесет ребенка на прогулку. Потому что этот человек ("несущий") гулял как под кайфом. Трудно это с чем-то сравнить. Я не буду осуждать коляску на втором году жизни (когда ребенок тяжелый), хоть нам она и не пригодилась даже тогда. Но на первом году жизни, пока ребенок легкий, коляска - это воровство у себя самих огромного кайфа и уникальных в жизни минут. Мы не могли не поделиться этим чудом с нашей бабушкой, ставшей яркой приверженницей слингоношения летом и даже купившей себе слингокуртку, чтобы продолжить этот опыт зимой.

При этом факт "холодно или не холодно" ребенку в слинге носящий знает на 100%. Позднее, когда мы перешли на осеннее мотание слинга под слингокуртку и прогулки в холодную погоду по Москве я очень удивлялась на "колясочных" мам. Как они могут быть уверены, что ребенку не холодно лежать неподвижно? Только если с запасом одеть его в "плюс" комбинезон или "плюс" одеяло. Вот и формируется привычка к этим "запасным комбинезонам". На улице +20, а ребенок упакован под самые уши. А если тебе, малыш, там жарко - привыкай (и они привыкают к этой избыточной жаре, дети потрясающе адаптивны). У меня самой от такой "привычки" в детстве остался "привет" - не могу спать, если хотя бы какая-нибудь рука или нога не торчит из-под одеяла (для вентиляции). Мой ребенок не был перегрет, он всегда был в движении и всегда на мне. Я напрямую ощущала температуру и тонус тела малышки. И в слинге скорее жарко, чем холодно в любую погоду, это факт.

Слинг и вестибулярный аппарат: подарок на всю жизнь

И еще один факт о слингоношении в связи с путешествиями. Слинг не только дает стимуляцию для развития мышц ребенка, он замечательно "прокачивает" вестибулярный аппарат. Невозможно "укачать" слингоребенка в транспорте (не в смысле "до сна", а в смысле "до тошноты"). Сама я в детстве сложно переносила транспорт: меня тошнило (фонтаном на все вокруг) в самолетах и машинах, автобусах и такси. Только поезда эта напасть обходила стороной. Моего ребенка не тошнит никогда. Качели, карусели, кресла велосипедов удобные или не удобные. Забава настолько хорошо "сбалансирована", что ее все это не страшит. Развитая вестибулярка и хорошая координация движений слингодетей - хороший подарок на последующую жизнь.

В полях

В ролике, оставшемся у нас с этих дней, видно, что мы все время бродим в полях. Надо ли говорить, что с коляской это было бы невозможно, вся моя прогулка ограничилась бы внутридачной грунтовой дорогой длиной в километр, на которой ребенка бы еще и нещадно трясло на камнях. Или пришлось бы гулять по местным асфальтовым дорогам, где едут (пусть и не очень часто) машины и нужно отскакивать на обочину всякий раз. Тропы в полях были гораздо комфортнее.

У меня была довольно плохая физическая форма к родам, я мало двигалась в последние месяцы беременности, довольно пологий подъем по горке до ворот длиною в 300 метров вызывал отдышку, я его проходила "с привалами". После родов в первые недели тоже присутствовала слабость. Но жить хотелось, особенно на природе. Так что, выехав на дачу, я потихоньку начала ходить. С ребенком в слинге. У меня образовалось две прогулочных тропы - 3 и 5 км. Проходила я их один или два раза за день по настроению. В результате к концу дачного сезона я так разогналась, что 10-12 км в день со слингом было для меня нормой. Даже в дождь. Спустя три месяца я чувствовала себя превосходно, вернулись силы, тонус и подвижность, характерные для меня в период до беременности.

Колики

Коликами называют характерное беспокойство младенцев, возникающее в период между 3-мя неделями и 3-мя месяцами и связанное, как считается, с дискомфотом при "созревании" системы пищеварения. Сопровождаются они обычно газиками или сложностями с покаками, ребенок может нервничать или плакать. Надо сказать, что до 3-х недель Забава вообще практически не разу не плакала (зачем ей плакать, она только "хм", и ее сразу высаживают, кормят или на руки берут). Так что примерно в месяц (спустя неделю после переезда на дачу), когда "случилось" несколько вечеров, и Забава плакала, а я не могла ее привычными способами успокоить, для меня это был настоящий шок. Мы поняли, что колики к нам все-таки пришли. Почитали об этом. Понаблюдали. Часто колики проявляются регулярно: по ночам, утрам или вечерам. В нашем случае беспокойство начиналось около 19-00, продолжалось часа три, сопровождалось газиками или волнительным покаком и успокаивалось часам к десяти вечера. Мы решили действовать на предупреждение, не дожидаясь вечерних слез.

Основная проблема при коликах в чрезмерном напряжении ребенка, которое сам он не может сбросить. Напряжение передается маме, которая беспокоится и тем самым напряжение ребенка усиливает. Трудно не беспокоиться, если у тебя на руках плачет маленький человек. Надо было расслабляться, причем обоим. Тут разные родители придумывают разные способы. У нас получился способ дачный. Около 19-00 я наматывала Забаву в слинг и выходила на длительную прогулку в поля. Делала большой круг, гуляла часа полтора. Все это время я интенсивно двигалась, а ребенок на мне. Напряжение уходило, вместе с совместным движением ребенка и мамы. Возвращались мы домой около 20-30, может 21-00, довольно усталые. К этому времени бабушка набирала нам ванну. Вечернее купание, по очереди с бабушкой на 20-30 минут. Не для гигиены, а для релаксации. Мы предпочитали очень теплую воду около 34-36 градусов, потому что так Забава легче в воде расслаблялась. Поскольку ванна стояла на веранде, где к этому времени суток уже было прохладно, закаливания хватало от температуры воздуха. Потом минут на 30-40 на грудь. И спать. Таким образом мы полтора месяца "обманывали" колики. Чаще всего "успевали" обойтись без слез. Дополнительно за это время я освоила мамин массаж, а в нем - любимые всеми детками поглаживания животика. Но его можно было делать несколько раз на протяжении дня, не дожидаясь беспокойного периода коликов. Клизм, газоотводящих трубок, препаратов маме или (упаси Бог) ребенку нам удалось полностью избежать. Лечили прогулками в полях.

Работа на даче

В то лето из работы у меня остались только уроки фотографии. Съемкой на сносях было заниматься тяжело. Монтаж подкармливал скорее в середине беременности. А вот уроки по-маленьку шли. Одна из учениц (Аня Деньгина) приезжала ко мне прямо на дачу брать несколько уроков. Несколькими хорошими фотографиями из этого рассказа я обязана как раз ей. Другие, как и ролик, дело рук Саши или моих. В то время казалось, что Забава уже такая большая (по сравнению с первыми днями после родов). А теперь кажется, что она была такая маленькая. Вот так всегда с детьми.

Намедитировали. Участок с дубом

В то лето мы жили в лучшей комнате в доме родителей. Комната была размером 3 на 3 метра, почти всю ее занимали камин, комод и кровать. Это было здорово, так как в камине горел огонь сентябрьскими холодными вечерами. Но, когда приезжал Саша на выходные, ему, конечно, было тесно среди нас. Из окон нашей комнаты открывался вид на дуб на соседнем участке. Мы смотрели на него и думали: "Вот бы купить этот участок с дубом". И что вы думаете? В августе оказалось, что его продают. На участке стоял дом, который мы практически не посмотрели. Со стороны он казался ветхим, хотя говорили, что он не плох изнутри. Мы узнали цену (1,3 млн.) и сказали сразу же "берем", хотя денег в то время было тысяч 100 (на залог). Ну и ладно, следующий год не был простым, мы рассчитывались за дачу, а работать всерьез я еще не могла (только понемногу, для души). Мы жили в сильных ограничениях но, как выяснилось, это стоило того. Наш дом внутри был разделен на 5 маленьких спален (зачем? х.з.), зато в нем не было ни кухни, ни канализации, ни воды. Внутри они действительно был свеж и заново оттеделан вагонкой, после чего в нем особо не жили. А участок зарос метровым слоем дикой травы. Но дуб, ста- или двухсотлетний дуб, которым мы всегда любовались, когда гостили у родителей. Дуб теперь был на нашей земле. Весь сентябрь шло оформление сделки, поэтому в собственность мы вступили в октябре, уже переехав в Москву. Освоение дачи и великое переселение на нее произошло позже и об этом будет отдельный рассказ. Как говорят: "Даст Бог детку, даст и на детку". Видимо, Забаве было дадено расти на земле, но и про это расскажем потом. Уезжали мы, гордо ДЕРЖА голову, готовые к намотке за спиной, готовые к тому, чтобы взять малыша а руки и отправиться в дальний путь.

Резюме


С новорожденными детьми можно и нужно ехать на дачу, если это комфортно для мамы (и только в этом случае). Если ребенок еще не ползает, то чистоту и гигиену вокруг него обеспечить очень просто, гораздо проще, чем когда он поползет. Хорошие условия - водонагреватель, теплый душ и стиралка - облегчают жизнь, хотя мы видели мам, обходившихся и без них. У нас необходимости "обходиться без них" не было (все это можно сделать и довольно легко). Метровая ванна для купания - очень приятное дополнение к комфорту. Мы так "прониклись" этой ванной, что спустя пару лет сделали такую же в своем дачном доме в дополнение к душу, а дочка бегает мыться то тут, то там. Купание ребенка в этой ванне для моей спины было легче, чем "в нагибку" в городской квартире. Но все это мелочи, если понять главное. Семейное окружение, чистый воздух, тишина, звуки природы, пение птиц - это то, что должны слышать уши мамы и малыша. Не шум машин. Хотя ребенку хорошо там, где хорошо его маме, и это, наверное, тоже главное.