Родители редко рассматривают обучение маленьких детей с точки зрения инвестиций. Здесь мы говорим в первую очередь о вложениях времени, во вторую - денег. Денежные затраты можно оптимизировать, они будут сильно варьировать от региона, одну и ту же проблему зачастую можно будет решить на примерно эквивалентном уровне качества в разных экономических сегментах. Но если мы хотим интересного результата, вложение времени будет по-любому большим. Итак. Сколько времени вы готовы отдать вашему дошкольнику и как отдать его наиболее продуктивно, чтобы на следующем шаге результат был интереснее?

Общепринятое решение заключается в том, что чтобы подготовить ребенка к школе, надо научить его читать и писать. Думаем, это немаловажно, если хочется дать ребенку некоторую фору, чтобы в борьбе за существование в потенциально неблагоприятных условиях муниципального 1-2 класса он сразу смог "застолбить" за собой нишу "благополучного", войти в группу доверия учителя и понять на уровне "подкорки", что школа - это не так уж сложно. Мы говорим, "неблагоприятных", потому что если вы потрудитесь найти или организовать для ребенка благоприятную школу, то различия в исходных знаниях будут не так критичны,  и на следующем шаге у ребенка будет шанс самостоятельно справиться с чтением, счетом, письмом и другими учебными задачами. Но главное ли это - счет и письмо - в системе подготовки нашего дошкольника? Сюда ли стоит направить основной акцент усилий? Что на самом деле важно в этот период? Как прожить его максимально полно? О чем стоит думать сейчас, чтобы на следующих шагах некоторые проблемы просто не возникали? Чтобы вам не нужно было потом каждый день по часу сидеть с ребенком и делать его домашнюю работу? Чтобы он не столкнулся с историей, когда он не вписался в коллектив и его травят? Чтобы он никогда не попадал в ситуацию, в которой он не понимает объяснений учителя? Чтобы он не потерялся там, на следующем шаге, где вас не будете с ним рядом? Мы думаем над этими вопросами постоянно, все младшие годы наших детей. Мы хотим решить их с большим запасом на прочность. Мы хотим решить их с заделом в жизнь, если поднять ставку. Мы хотим так поставить эти вопросы и найти такие решения, чтобы нам с нашим ребенком всю последующую совместную жизнь было интересно, если формулировать точнее. Чтобы он был не просто умным. Чтобы он был не просто здоровым. Чтобы увидеть в нем нечто (искру, огонек, дар), что будет вызывать в нас удивление, быть для нас загадкой, что даст ему возможность верить в себя, что даст нам веру в него. И это очень тонко, потому что это не имеет отношения к родительским амбициям (победа на конкурсах, профессиональный спорт, профессиональная сцена с ранних лет и тому подобное). Это нечто, где ребенок остается ребенком, имеет выбор и мы создаем условия, в которых он может найти и раскрыть себя. Чтобы он был счастливым.

1. Спортивный комплекс

Если вы живете в городе, и у вас дома нет спортивного комплекса, то вы лохи. Спортивный комплекс - это не спорт! Это: (1) удовлетворение базовой потребности в движении, (2) здоровье, (3) развитие мышления, (4) развитие социальных навыков, (5) повышение самооценки.  Лучший возврат на вложение трудно себе представить. У ребенка, в отличие от взрослого, потребность в движении ненасыщаема. Она входит в базовые потребности в дошкольном возрасте. Это значит, что если ребенок побегал (полазил, поскакал),  то через полчаса ему захочется бегать вновь. И так 24/7. А вы с ним можете гулять 1-2 часа в день (столько же - не больше - его продержат на улице и в детском саду). И зимой ему придется "бегать" в комбинезоне (а вы пробовали танцевать в скафандре?). Вы можете, конечно, взять его за шкирку и отвезти в тропическую страну. Чтобы он там всю зиму бегал. Но вы вернетесь. И опять начнутся круги по квартире. И если ваш ребенок не взрывает при этом квартиру, а тихо сидит и молчит - напрягитесь. Вероятно, он не здоров. Если тихо сидит хронически - значит не здоров хронически. Если он погулял час и вернулся домой, то как ему двигаться в остальные часы?

Любой психолог знает, что интеллект детей развивается через движение (есть даже целая наука на эту тему - кинезиология). Пространственное мышление (важное для геометрии, инженерных наук и искусств) - это изначально контролирование своих движений в объеме и только потом - мыслительное манипулирование объектами. Но здесь можно сильно ошибиться, если продешевить. Мы часто слышим: "мы купили ребенку спортуголок, а он не лазит". Значит не то купили. Не разобрались. В общем, вас можно понять - готовых системных решений на рынке сейчас нет. Что такое системных? Это значит, что спортивные снаряды работают не каждый сам по себе, а вместе. Не мешают, а помогают друг другу.  Что они достаточно разнообразны (не менее 9 снарядов), имеют достаточно места (минимальная площадь домашнего комплекса 2-3 метра, оптимальная - 6-7 кв.м., можно совместить с зоной сна) и амплитуды снарядов учтены (раскачивающимся снарядам нужно по 1,5 метра свободными вперед и назад, ни кольца, ни трапеция, ни качель не могут качаться в стену или висеть на 1 кв.м. все вместе одной кучей). Методология комплексов разработана именно в России, и разработана в деталях и хорошо. Построить комплекс нужно будет самим или на заказ. Только так. Готовых работающих решний в магазинах по схеме "пришел - купил" не существует. Надо рисовать под комнату и строить.  И тут 90% из вас отвернется и скажет: "Дорого!" И да, и нет. Смотря с чем сравнить.  

Хороший детский комплекс для дома стоит столько же, сколько стоит в среднем лестница индивидуального изготовления в квартиру. Хороший детский комплекс для улицы стоит примерно вдвое дороже. И это примерно эквивалентно стоимости беседки или перголы такой же площади. Почему комплекс для улицы будет более дорогим, чем домашний? Поэтому что это строение, ему нужен фундамент. И в отличие от беседки, комплекс - постройка более требовательная. Он не должен иметь большого количества "связок" между ребрами - связка понизу выше уровня земли исключена, любые откосы мешают снарядам, количество жестких "перемычек" между стойками должно быть минимальным. Нагрузки выше - ведь дети будут качаться на снарядах на большой амплитуде и большой компанией. То есть возникают многие интересные вопросы: хорошие коннекторы, хороший брус, хороший фундамент.  С квартирой обычно возникает другое возражение: "Нам негде!" Возражение дутое, оно тоже может возникнуть только у того, кто не разбирался в теме. Потому что практически при любых стартовых условиях, даже для самых маленьких комнат,  можно перекинуть балки от стены к стене и навесить на них снаряды. Закинуть наверх или отстегнуть снаряды, когда не нужны. Только практика показывает, что закидывать наверх снаряды придется крайне редка - всегда  будут всегда.

Итак, что вы сделали для ребенка, вложившись в комплекс? Прежде всего, вы скомпенсировали ему ущербность жизни в городе, когда ему с биологической точки зрения нужно было расти на природе и постоянно сохранять подвижность. Далее, вы дали ему запас по силе, гибкости, ловкости, владению своим телом. Вы сбалансировали его вес, а это достойная инвестиция, ему намного легче придется в школе, если при любом исходном весе, он научился с ним "справляться". Он привык лидировать, ведь для приходящих в дом детей комплекс - предмет желания, а ваш ребенок - пример подражания. И он поверил в себя, так как у него уже есть сфера, где он компетентен, где он может что-то даже лучше взрослых (большинство растущих с комплексом детей в 5-6 лет в совершенстве осваивают рукоход, а это превосходит по владению своим телом среднего взрослого). Что дальше?

2. Настольные игры вместо компьютерных

Неожиданный сюжет? Только не для тех, кто читает нас регулярно, ведь полтора последних года мы постоянно пишем про настолки. Изложим историю кратко для тех, кто не в курсе. Полтора года назад мы решили прокачать тему настольных игр. Была осень 2023, мобилизация, работы - нуль, все подзамерло в нашей России. Мы с подругой (Юлей Скосыревой) написали пяток обзоров про игры для разных возрастов и параллельно переиграли их все с моим младшим ребенком. Интенсивная фаза процесса заняла 1,5 месяца. Эффект оказался парадоксальным. Никита (в свои неполные на тот момент 5 лет) благополучно "проскочил" игры для дошкольников и перешел к играм с намного более "серьезным" возрастным цензом.  Буквально за полгода (к 5,5 годам) он полностью перешел на семейные игры, где стал составлять полноценную партию взрослым. Это значит, что мы вместе смотрим ролик с правилами или партией (геймплей), потом первую-вторую игру Никита нуждается в небольших комментариях (иначе изучение некоторых исписанных мелкими условиями карточек заняло бы много времени), начиная с 3-4 партии Никита играет со взрослыми на равных,  иногда выигрывает. Часто выигрывает, если честно. Он даже получил прозвище в нашей взрослой компании - Мегамозг. Просто потому что умудряется с легкостью держаться на уровне, да не в одной игре, а в нескольких десятках разных. Нам это интересно. Мы любим разные игры, вкус у мамы и папы, а также дедушки и некоторых друзей семьи - основных партнеров, прямо скажем, разный. Как Никита умудряется со всеми поиграть? Мы не заблуждаемся, это не ранний гений, как у некоторых шахматистов, когда 4-х летка играет с гроссмейстерами. Никитина одаренность не так глубока, но она намного шире. Скорее это гибкий мозг подвижного ребенка. Он подхватывает новые правила разных игр, с лету ловит различные игровые механики, запоминает условия за один раз и надолго, свободно считает в уме до 100 (не в смысле считает "один, два, три...", а в смысле сбодно оперирует сложением и вычитанием двузначных чисел), иногда ошибается, но в принципе считает (иначе сложно было бы выиграть, многие механики требуют внутреннего счета), читает, не очень быстро, но без страха.

Итак, за последний год Никита был регулярным партнером по настолкам для большинства наших взрослых друзей. Естественно, это вершинка айберга. Ведь больше всего партий он провел внутри семьи, с нами самими. Что мы сделали для ребенка, вложившись своим временем в настольные игры? Очевидно, что мы доверили его устный счет до приличного уровня (еще он разобрался с базовым умножением и обыкновенным дробями - это нужно для некоторых сюжетов). Мы развили его мышление. Но не только. Мы видим этот опыт игр прежде всего в социальном аспекте. Поскольку в нашем случае игры были только настольные, мы не играем в компьютерные (считаем их побочные эффекты не конструктивными), то здесь все время происходило взаимодействие с живым партнером. Сценарии этого взаимодействия были разные (кооперация, конкуренция, сотрудничество и др.) Некоторые игры требовали играть за себя, некоторые - договориться с командой. Степень агрессивности игровых сценариев была разная, но в целом не высокая.  Ребенку требовалось напрямую общаться с разными взрослыми партнерами, не робеть, объясняться, проводить свою политику, позиционно находиться на равных. Это уникальный для 5-6 летнего ребенка коммуникативный, да и социальный опыт. Ведь по умолчанию в большинстве случаев его общение со взрослым миром не "на равных", а "снизу - вверх" (как с учителями, инструкторами и тренерами). Мало того, ему удавалось выигрывать. И, хотя это вызывало у некоторых взрослых удивление (проиграть пятилетке?), оно было благожелательным. Он же испытывал заслуженную гордость, это был опыт победы, опыт уважительного отношения к ему и его способностям. Результат эмоционально был очень богат, ведь нам самим стало интересно играть с ребенком. Мы не засадили его за компьютер и он там не сгинул, не ушел в удаленный контакт с анонимными внешними геймерами. Он занял достойное место в реальном социальном окружении семьи. Наблюдая сейчас за общением внутри нашего близкого круга друзей, мы понимаем, как много ребенку дает этот прямой содержательный контакт с другими дружелюбными взрослыми. Основной игровой партнер - моя подруга Скосырева Юля - заняла в этом мире особое место. Когда она приезжала погостить к нам на дачу, Никита собственноручно собрал ей растения для чая, насушил и подарил с большой любовью. Она для него наиболее уважаемый, долгожданный и ценный взрослый гость, и игры с ней он не готов пропускать ни в каком случае. Почему? Наверное потому, что она смотрит на него с интересом и уважением, как на партнера.

3. Сценический опыт: вокал и танцы

Есть два вида наших семейных занятий, которые выводят ребенка на сцену - танцы и вокал. Самый простой и нейтральный сценический опыт - это участие в постановочных съемках. Съемки менее стрессовые, чем выступление в реальном времени. Они дают право на ошибку. Они не требуют прямой работы со зрителем и выдают управляемый результат. Что касается опыта "выйти на сцену", то для многих людей он на протяжении жизни так и остается нереальным. А для тех, кто попытался с детства, в нем нет ничего невозможного. Все династийные семьи (цирковые, танцевальные, вокальные) знают, что вывести человека на сцену - своего рода технология. Приучая с детства ребенка к сцене постепенно, сначала на второстепенных ролях, на подтанцовках, в составах коллективов, позднее - соло или в качестве солистов, можно сделать так, что любое выступление становится для ребенка игрой. А подготовка - привычкой. Зачем? Это сложный момент и ответ на него не буквален. Конечно, не всем нашим детям "лежит дорога" в танцоров или певцов. Но в этом прелесть занятий с 5-6 леткой: они вовсе не требуют идти до предела и быть излишне профессиональными. Это просто тренировка социальных навыков и тренировка мощная. Несколько лет мы наблюдали в своей школе как дети читают стихи. Если говорить честно - плохо читают. Если не брать им отдельного учителя на сценическое мастерство, так лучше бы вообще не читали. Мямлят, мусолят, бубнят, ускоряются, прячут глаза, теряются и даже плачут. Несмотря на регуляность этой практики (почему то очень любимой школьными учителями). А ведь это навык публичного выступления - базовый коммуникативный навык для успешного взрослого. То есть мы видим, что в школе он требуется, но там не развивают, не формируют его. Его требуют иметь готовым. И, если у ребенка его нет, то тяжко ему будет стоять перед лицом всего класса. Если же есть, то это не будет проблемой.  И не важно, станет ли человек потом актером, или стенет руководителем и будет произносить речи с трибун. Если у него есть сценическая практика, это разовьет его личностно и коммуникативно. Сделает стрессоустойчивым, заколенным, спокойным, приучит работать над собой. Очень много этой работы вспучивается вокруг выступлений: тут и реакция на зависть и ревность друзей, и страхи, и волнение, и гордость за своей успех, и умение увидеть по реакции, кто друг, кто - нет.  Кто поддержал и помог, а кто посмеялся, уколол, вставил шпильку, обесценил, проигнорировал.  

Мы еще когда-нибудь непременно напишем обо всем этом подробнее, но сейчас все-таки хочется сказать. Почему именно вокал и почему именно бальные танцы? Кроме очевидного ответа: "В этих предметах нам встретились отличные педагоги", - есть и ряд содержательных причин. Вокал попал на острие наших семейных интересов. Как выяснилось, что петь мы любим и хотим абсолютно все. И, как ни странно, даже занявшись вокалом довольно поздно, человек все еще имеет шансы попасть на сцену. Мы занимаемся вокалом всей семьей полтора года, раскрепощающий и вдохновляющий ресурс этой практики очень велик. Бальные танцы нам в семейном формате пока создать не удалось (но мы еще надеемся на это). Но и они покорили нас уникальными аспектами социализации. Мы видим, что мир вокруг, мягко говоря, расхлябался. Дети в младшей школе уже не знают, что бывает другой костюм, кроме спортивного. Джинсы на все случаи жизни тотально распространены вокруг нас. И, хотя мы не имеем ничего против других людей в джинсах, мы считаем, что именно нашу жизнь они обедняют. Мы понимаем, что дело в опыте. Чтобы человек хорошо  себя чувствовал в костюме, галстуке-бабочке, туфлях, наконец, он должен иметь регулярную практику (и адекватные ситуации!) их ношения. Может это и мелочи, попадать в ситуации, где уместно носить хороший костюм. Но есть и более существенные моменты. Бальные танцы - это опыт взаимодействия с партнершей. Для мальчика - опыт очень мужской, даже если он возникает в четыре года. Партнершу нужно вывести на паркет, пригласить, удержать, представить. Партнерше нужно обеспечить безопасность, ее надо вести, закончить танец и выйти с паркета тоже нужно с достоинством. Это техника и практика тонких поведенческих паттернов, в которых осанка и стать воспринимаются как уверенность. А уверенная самоподача ("вот он я") гарантирует значительную часть успеха.  Мы понимаем, что наработка осанки и мышечного корсета - задача многих лет регулярных тренировок. Нужно ли погружаться в нее фанатично? Уж точно нет. Есть и другие стандарты пластики (из йоги или телески). Пусть подросшие дети выбирают сами. Но базовый опыт уверенной самоподачи уж точно повысит шансы на их реализацию в социальных аспектах жизни. Тем более это важно, поскольку нарабатываются практики определенного типа поло-ролевых отношений. В мире стирающихся ролей получить этот опыт все сложнее.

4. Погружение в языковую среду

Еще один мега проект, который мы вместе с детьми предприняли, это совместное обучение иностранным языкам. Старшую дочь мы стали учить английскому языку с 4-х лет. Несколько лет она занималась пару раз в неделю. Потом она пошла в Жоховский класс, а там отношение к иностранным языкам специфическое. Жохов рекомендует в течение трех лет начальной школы дать детям опыт погружения в три языка: немецкий, французский и английский. В объеме начальной школы, с нуля. Цель этой истории не столько выучить языки, сколько дать ребенку опыт, что языки - это доступно. Исследования показывают, что такие дети не только в средней школе лучше сверстников осваивают английский, но и потом, в течение жизни, легче берут каждый новый язык. Это своего рода посвящение в мультиязычность, которая так близка европейцам, и так диковинна для нашего менталитета. Попутным эффектом этой истории является тренировка фонетического слуха и артикуляции. Но и возражений такой подход встречает массу (первое из которых "все в голове перемешается", ну а основной - "дорого, денег жалко"). Мы не пожалели. Ни денег, ни времени. И мы рискнули предположить, что ничего не смешается в умной голове. Чтобы погружение было полным, мы разделили с детьми этот опыт (прошли с ними эти языки в объеме начальной школы совместно). Ну и поскольку такая практика была организована для старшей дочери, на ней три года неприрывно присутствовал младший сын (спасибо нашему классу, что это было возможно).  

Как это работает? В настоящий момент не знает никто. Обучение иностранным языкам маленьких детей, если они не находятся постоянно в языковой среде, латентно. Это значит, что с них трудно язык спросить. Они редко выдают его спонтанно. Тем не менее, эффект накапливается. И когда в средней школе язык переводится в осознанный формат и произвольный, весь этот ранний языковой опыт выскакивает, как чертик из табакерки. И такой ребенок внезапно получает большую и сильную фору. Ему проще абсолютно все: учить, читать, говорить. Где-то на подкорке в пассиве он уже знает очень много. Он более восприимчив и к более тонким вещам, вроде фонетики. Наш Никита имел такой опыт. На следующем шаге эффективность этих инвестиций мы сможем оценить. А сейчас результат виден по взрослым. Есть очевидный прогресс во французском у меня (мама, Павлова Елена, продолжаю его наращивать, выводя на уровень хотя бы студента) и очевидный прогресс в английском у дедушки (Павлов Николай). Мы были с детьми в этом поле и нам понравилось. Ну а дети? Мы верим, что они будут иметь шанс стать гражданами мира. Что границы в период их жизни снова будут открыты. Что русские станут подвижными, снова будут путешествовать, будут иметь шанс международной работы. В любой сфере, доведя ее до совершенства, захочется представить ее во вне. У наших детей будет такой шанс. Вложение долгосрочное, но для нас ценность его очевидна.

5. Командные виды спорта

Говорят, что традиция передается через поколение. Очень красиво эта тема раскрыта у Павича ("Хазарский словарь" и др.), он рассуждает как чередуются поколения людей и пытается понять, почему иногда внуки больше похожи на дедов, чем на собственных родителей.   В этом есть ядро истины. Мой отец (дедушка детей) - Павлов Николай - всю жизнь тяготел к командным видам спорта. Лучше всего он играл в хоккей с мячом, но ему были близки и футбол, и волейбол. Так близки, что уже на одном из поздних мест работы, когда он был старше 50-лет, он сколотил волейбольную команду, обучил коллег и сам играл абсолютно вдохновенно. Конечно, у него была мечта, передать эти умения внуку. Мечта важная, потому что мы с мужем командные виды не подхватили и всю жизнь тяготели к индивидуальным. Мой спортивный путь шел через акробатику и восточные единоборства к плаванью и созданию спортивных комплексов. У мужа - тоже индивидуальные виды, что то вроде того.

Мы понимаем умом, что командные виды спорта (в любительском варианте) неимоверно круче. Конечно, они зависимы от окружения. Очевидно же: требуется команда, чтобы играть в футбол. Но и дают командные виды больше. Учат думать в интересах общей цели, играть по правилам, сочетать принципы индивидуального успеха и работы на группу, давать голевые передачи, уважать любые из ролей. Не возникает стихийно командная игра, если ее не тренировать. И командной игре без команды не научишь. Поэтому пошел наш дедушка в наш автономный класс учителем физкультуры. И стал учить командной игре всех детей. Футболу, пионерболу, волейболу, эстафетам. Получалось сложно. Дети боролись, нарушали правила, проявляли грубость, играли в ноги, а не в мяч. И в это все окунулся с головой наш Никита, присутствовавший с малых лет на этих тренировках. Постепенно росла и техника ребят, и этика. И у Никиты стало получаться. Он чувствует себя уверенно на поле, даже среди старших игроков. И, хотя ему сложно среди старших забивать голы (было сложно в 5 лет, к 6-ти он освоился), он умеет думать об игре, "играть в пас". Посмотрим, как это развернется дальше. Дедушка вложил во внука и других ребят очень много. Есть некоторые очень правильные, очень мужские принципы порядочности, которые передаются учителем классу вместе с этой игрой. Ну а мы в восхищении, что Никите тоже досталось все это.

6. Детская самооборона

Есть еще одна очень емкая тема, которая не очевидна многим. Есть у нас друзья, а нашим тренером в этом вопросе была Людмила Сизых - которые утверждают, что не так уж важно, умеет ли ребенок читать до школы. Намного важнее готовность детской психики к процессу обучения и школе как заведению с особыми правилами и требованиями. Здоровая психика - та, у которой эффективно функционируют и формируются нейронные связи - достаточное условие для успешного обучения в школе вне зависимости от исходного уровня навыков.  В практическом ключе это означает, что ребенок может учиться. Он услышит задание и сможет его выполнить. Причем сделает именно то, о чем его просят, а не что-то другое, свое собственное. Не уйдет в конфликт, отказ или протест. Не заблокирует, не проигнорирует. Услышит. В простом виде - это одна задача, в сложном - несколько параллельно (не всегда симметричных и синхронных), например, писать и слушать. Многим это удивительно, но смоделировать процесс обучения и предсказать, будет ли этот конкретный ребенок брать то, что ему дают, довольно легко. Это видно на простых физических действиях. У каждого ребенка видны легко подхватываемые паттерны,  но иногда видны и "слепые пятна" -  травмы, напряжение, невротизм - все это может вспучиваться и мешать обучению. Ребенок может попасть в замкнутый круг, где ему дают, а он не берет (психика не готова), а с него требуют, и требования еще больше увеличивают напряженность.  Есть очень необычные целительские практики, которые могут не только проявить сохранность или поврежденность психики, но и восстановить ее в ходе тренировок. Один из таких подходов - детская самооборона. На физическом плане занятия выглядят просто. Это упражнения, в которых отрабатываются выходы из захватов, удары, щиты, высвобождение. На более тонком плане упражнения работают глубже. Ребенок, выполняя задание, восстанавливает или формирует нейронные связи, которые будут оздоравливать его психику. Идеологически самооборона позволяет отвечать на нападение не агрессивно. На на уровне тела "прописывает" сознанию, что в ответ на удар не всегда надо бить (бить взрослого 6-ти летнему ребенку почти бесполезно), а иногда достаточно уклониться, отвести импульс в сторону, перехватить управление, вывести партнера из равновесия, перенаправить, но бережно. Детская самооборона учит смягчаться и через это парадоксальным образом снижать зашкаливающий уровень агрессии вокруг себя. В том числе агрессии от самых близких взрослых. На такие занятия часто ходят пары своей семьей: ребенок занимается с матерью или отцом, и это учит смягчаться обе стороны. Наши друзья живут в Москве и Екатеринбурге, там получить такую практику вполне возможно (в ролике по ссылке есть телефон, куда обратиться). Мы же зимуем в Геленджике, поэтому для нас это - редкость. Тем не менее, летом 2023 мы специально приезжали в Москву на такой курс и это было классным вложением времени. Мы буквально чувствовали как через этот курс смягчаемся даже в отношении Москвы - и действительно, легко складывались маршруты, мы избегали пробок, находили парковки, легко попадали и на занятия и в другие места. Дети учились ориентироваться в Москве. Но, самое главное, они учились мягкой силе в отношении взрослых, мира в целом, нас и друг друга.

7. Культурный опыт и потенциал развития

Есть еще одна тема и она очень ёмкая. Мы ходим с детьми в музеи, на концерты, представления, выставки, в цирки и театры. По мере возможности, конечно. Поскольку мы выбрали для себя ухать из Москвы и жить в Геленджике большую часть года, то именно этот пласт человеческой культуры нам больше доступен в поездках. Но мы его не пропускаем. Мы приезжаем в Москву и подмосковье каждое лето и каждое лето стараемся использовать максимально. Это большая тема, про нее стоит написать отдельно. Потому что многие жители Москвы про нее совсем ничего не знают. Ведь музей музею - рознь. Детям мало интересны классические музеи, где экспонаты выставлены за витринами. Даже если это мировая культура. Намного интереснее и правильнее для детей интерактивный формат. Музеи, в которых что-то можно поменять, подвигать, потрогать. В Москве их довольно много, мы, по крайней мере, еще не смогли охватить все. Самые любимые и часто посещаемые нами интерактивные музеи Москвы - "Экспериментариум" (физика), "Лунариум", интерактивный зал в "Московском планетарии" (астрономия), интерактивные экспозиции в музее Дарвина (биология), музей-диорама "Царь макет" (говорят, что в Питере есть аналогичный и еще более грандиозный) -  это архитектура и градостроительство,  многие интерактивные выставки в павильонах ВДНХ (мы любим посещать "Космос", "Нефть", хвалят еще "ЖКХ", "Пчеловодство" и другие). Для нас ВДНХ - тема еще не до конца освоенная, мы в процессе, во многие павильоны вход по предварительной записи, так что нужно заранее читать и готовиться, но среди выставок на ВДНХ есть бесплатные и очень интересные интерактивные экспозиции.    

Из традиционных выставок мы выбираем прежде всего то, что посвящено живому миру - зоопарки (особенно контактные) и океанариумы. Во вторую очередь - искусство, которое предпочитаем пока изучать в практическом ключе очно, а не по выставкам. Это места, в которые мы ходим по многу раз и там действительно интересно и детям, и взрослым.  Мы еще напишем их отдельный обзор. Ведь, хотя многие интерактивные музеи Москвы безобразно дороги (на момент написания обзора день в таком музее обойдется для семьи с парой детей в 3-5 тысяч), мы идем на это, потому что для детей это незабываемый опыт. Находим лазейки как снизить бюджет в таких экскурсионных поездках, например, берем еду на весь день с собой, и ходим. Еще одна история - музыка.  Речь про концерты, конечно же, про возможность что-либо с детьми послушать.  

В своем Геленджике и соседском Новороссийске мы посещаем городкие концерты (с нашим увлечением вокалом и хоровым пением, последнее время мы и сами в них участвуем).  Но любые поездки в крупные города - чаще всего для нас это Москва или Минск - мы стараемся посетить что-то классическое. Потому что, вслед за Казиником, мы считаем, что вкус к классической музыке лучше передавать очень рано (в идеале - внутриутробно). В Москве мы нашли для себя абонементы фонда Belcanto, с них удобно начать, чтобы разобраться, что нравится, что - не очень. Именно в формате абонемента (после регистрации) цены на концерты вдвое дешевле стандартных и становятся более приятными для того, чтобы сходить на орган, например, всей семьей. Мы сходили вместе с детьми на несколько таких концертов - в соборе Петра и Павла в Москве, даже они (а они организованы в более популярном ключе, чем в больших концертных залах) идут с возрастным цензом 12+, это написано на всех билетах. Сначала мы даже робели, боялись, что нас с 6-ти летской не пустят. Такого не случилось, в Москве по полному билету на концерт ребенка везде пускают, но возрастной ценз вызывает мягко скажем, неодоумение. Если ребенка не водить на классические концерты до 12 лет, то в 12-ть ему будет уже поздно - глубоко не нужно, он не будет настроен на классическую музыку. Ведь это - Посвящение и лучше, если оно раннее. Конечно, мы отдаем себе отчет, что 1,5 часовой классический концерт ребенку выдержать сложно и один из нас будет готов выйти с ребенком, если потребуется. Если окажется, что ребенок кому-то мешает, если он сильно устал. Но, знаете, мы начали ходить на большие концерты в 5,5 лет и выводить из зала детей пока не приходилось. Сидят, слушают, когда устали - тихонько дремлют (слегка жалуются, но в целом понимают, что взрослым хочется послушать). И постепенно протикаются тем, что для нас нормально. Моцарта или Баха послушать - нормально. Странное понятие нормы в нашей семье? Отнють. Но это не сделаешь, если тебе самому это не понятно или противно. Не пройдет. Только если в семье любящий эту тему взрослый, не важно кто - родитель или дедушка-бабашка - проводник. Можно вместе смотреть и слушать Казиника, он бесконечно крут, он рассказывает истории про жизнь великих композиторов, что называется "в лицах". Его серия документальных фильмов про музыку у нас из любимых в списке просмотра. Если сложно и страшно кажется "сесть с ребенком в лужу" на концерте 12+, то можно поискать для себя что-то специфическое для детей 6+. Оно всегда проще и легче. Например, тот же фонд Бельканто организует концерты с песочной анимацией в музее Дарвина. Когда мы находимся в Геленджике, даже смотреть на эти афиши грустно - хочется на все подряд сходить, сейчас например, там анонсированы концерты по мультфимам Миядзаки. Конечно, в нашем Геленджике такого нет. Но когда мы бываем в Москве и окрестностях, то что-то для себя находим. Можем быть именно потому, что мы этого не имеем постоянно, мы это ценим, когда есть возможность получить. Именно для нас более сложные и специфические взрослые программы, конечно, еще интереснее, но у нас есть выбор - делить ли их с детьми или не делить. И у детей есть выбор, что ценно, они могут сделать его осознанно.

Водим ли мы также детей на выставки? Да, водим. Без фанатизма. Понимая, что своими руками на уроках практической истории живописи они поймут и возьмут лучше. И что уличная выставка детских работ в городской художественной школе будет вдохновлять их сейчас не меньше, чем музей. Но, если мы едем, например, мимо Феодосии в Крыму, разве можем мы с детьми не зайти в музей и не посмотреть оригиналы картин Айвазовского? Это ж определенный культурный код! Можно ли дать его лучше, чем мы? Конечно, если на этом специализироваться. Если жить чуть ближе к местам, где культурные слои более плотны. Если иметь династийные цели - воспитать художников. У нас таких целей нет. Но мы дадим достаточно, чтобы проезжая мимо любой мировой столицы наши дети знали, чем она действительно хороша (не важно, классика им понравится, или модерн). Чтобы у них была к искусству тяга. Аналогичная история про театр.  Мы ходим в те театры, которые нам доступны. Любим камерные театры. Выезжаем для этого, например, в Кабардинку, Новороссийск или Краснодар. Всегда идем на то, что доступно в наших поездках, будь-то Сергиев Посад или Гомель. Используем возможность посетить кого-то, кто приезжает к нам на гастроли. Всегда ходим немного (или много) превышая возрастной ценз, потому что так получается интереснее, сложнее и глубже. Например, недавнее наше сильное впечатление - кукольный спектакль таганрогского камерного театра "Мойры Богудонии". Цитатой из этого спектакля хочется этот пост закончить. Там один маленький мальчик, схватив понравившуюся ему книгу, говорит:  "Возрасные ограничения придумали ограниченные люди". Согласны, это действительно так.